Хотя электронные / мобильные кошельки существуют относительно давно, каждую неделю появляются новые. Присмотревшись, нетрудно заметить, что все существующие в настоящее время сервисы различаются, а различия между ними объясняются, главным образом, местными требованиями и неодинаковыми запросами потребителей. Все проекты, связанные с внедрением электронного кошелька, начинаются с одного и того же – с мобильных платежей и цифровизации платежных инструментов. Однако реализованы они могут быть совершенно по-разному: и как приложение, представляющее собой, по сути, цифровую версию пластиковой карты, и как замкнутая система оплаты на основе биллинговой платформы мобильного оператора, и даже как система внесения и получения средств через агента, действующего от имени оператора электронного кошелька. Сообщество операторов не менее разнообразно по своему составу и включает изготовителей оборудования, банки, провайдеров услуг мобильной связи (MNO) и предприятия розничной торговли. Да и сами электронные кошельки могут быть весьма различны, с точки зрения каналов доступа и технической реализации – это и простейшие решения на базе USSD, и новейшие мобильные приложения для смартфонов, в основе которых лежат самые современные и передовые технологии, такие как NFC и биометрическая идентификация.

Так откуда столько различий?

На этот вопрос нет какого-то одного ответа. В странах с формирующимися рыночными отношениями все вращается вокруг расширения доступа населения к финансовым услугам. Ключевую роль в этом играют поставщики услуг мобильной связи и зачастую именно они выступают операторами электронных кошельков. Предлагая недорогие сервисы, основанные на простейших технологиях, которые поддерживаются мобильными устройствами базового уровня, мобильные операторы успешно охватывают этими сервисами широкие слои населения. Настолько успешно, что даже банкам приходится прилагать усилия, чтобы быть в состоянии предложить жизнеспособную альтернативу. В Кении, например, электронный кошелек M-Pesa снискал себе такую популярность, что объемы платежей, проходящих через это (фирменное) решение превратились в системный риск для экономики страны. Поскольку ранее внедренные банками сервисы ни в коей мере не могли конкурировать с «кошельком» M-Pesa по популярности и удобствам для конечного пользователя, в 2017 году банковское сообщество Кении внедрило совершенно новую систему мгновенных платежей, позволяющую физическим лицам осуществлять взаиморасчеты в режиме “P2P”. Остается наблюдать, захотят ли потребители перейти на эту новую систему, но уже сейчас очевидно, что замкнутые мобильные системы оплаты в полной мере отвечают потребительским нуждам. На развитых рынках существует великое множество сервисов типа «мобильный кошелек» и все они так же различны по своему происхождению. Собственные решения предложили практически все крупные поставщики мобильных устройств, но до сих пор им не удалось добиться существенных успехов на этом поприще. Большая часть существующих решений преследует цель обеспечить удобство мобильных платежей, будь то бесконтактные платежи, мобильная коммерция или платежи через мобильные приложения. Одним из наиболее успешных «мобильных кошельков» на рынке США стал сервис “Venmo”, успех которого в значительной степени объяснялся отсутствием предложения в сегменте “P2P” (обычный банковский перевод, как правило, занимает несколько дней). С появлением новых услуг мгновенной оплаты (и “Zelle”) у потребителя появился выбор, и будет интересно посмотреть, как это скажется на популярности “Venmo”. Еще один пример традиционно «наличной» экономики, одним скачком перешедшей на мобильные платежи, – Индия: в этой стране работники всегда получали заработную плату наличными деньгами, а расчеты за покупки онлайн, в основном, осуществлялись наложенным платежом. Интересный момент: одним из главных факторов, поспособствовавших этому, стало решение регулятора провести демонетизацию. Правительство решило простимулировать развитие в стране цифровых платежей, изъяв из обращения банкноты в 500 и 1000 рупий, и эта мера в сочетании с повсеместным внедрением биометрической аутентификации с использованием карты “Aadhaar” привела к массовому распространению «мобильных кошельков». Какую бы цель ни преследовало внедрение «мобильного кошелька» – сделать более удобным доступ к мобильным платежам или повысить доступность финансовых услуг для населения, – факт остается фактом: электронные кошельки активно используются только в том случае, если их функциональность не ограничена одними лишь платежами. «Мобильные кошельки» позволяют не только переводить деньги друзьям и родственникам в режиме P2P или оплачивать товары в торговых точках, но и представляют собой удобную и надежную платформу для решения любых связанных с платежами задач, включая оплату коммунальных услуг и пополнение абонентского счета в сети мобильной связи. Соединение «мобильных кошельков» с программами лояльности и купонами создает дополнительные стимулы для их использования в качестве наиболее предпочтительного способа оплаты. Примером такого комбинированного предложения может служить сервис “WeChat”, который сочетает в одном мобильном приложении платежи с карты на карту (P2P), оплату покупок в торговых точках с использованием QR-кода, оплату счетов вскладчину, красные конверты на китайский Новый год, благотворительные взносы, оплату коммунальных услуг, пополнение абонентских счетов в мобильных сетях и даже управление активами. Кроме того, данный сервис можно беспрепятственно интегрировать с решениями сторонних разработчиков, чтобы с его помощью заказывать такси, бронировать номера в отелях, покупать железнодорожные билеты, заказывать кофе в кафе Starbucks и приобретать товары со скидками. В разных регионах внедрение электронных кошельков преследует разные цели и опирается на разные технологии – разнообразие существующих в мире решений очень велико. Но самое интересное нас ждет впереди. Технологии и требования пользователей продолжат свое развитие, и операторы должны быть готовы эволюционировать вместе со своими клиентами, чтобы покупатели и продавцы могли получать от них удобные и надежные платежные сервисы.