За последнее десятилетие сфера розничной торговли претерпела значительные изменения. Традиционные каналы сбыта стали уступать место цифровым, а в некоторых случаях даже оказались вытеснены ими, что указывает на предпочтения современного потребителя.

Продавцам пришлось переосмыслить модели своего взаимодействия с покупателями – изменившиеся ожидания последних сказались не только на отрасли розничной торговли, но и на большинстве других отраслей, в которых клиенты взаимодействуют со своими поставщиками. В течение долгого времени традиционным банкам, имевшим прочные позиции на рынке, удавалось избегать радикальных изменений, переводя на цифру лишь часть своих производственных процессов, изначально основанных на бумажном документообороте, и предлагая клиентам обслуживание по каналам Интернета и мобильной связи. И лишь после появления на рынке нескольких банков-претендентов начался слом традиционных подходов к созданию банковских продуктов, в основе которых лежали интересы банка. Им на смену пришли подходы, ориентированные на интересы потребителя.

Но одного лишь появления банков-претендентов было недостаточно, чтобы заставить традиционных игроков пересмотреть ассортимент предлагаемых ими услуг. Для проведения реальных изменений в банковской отрасли потребовалось вмешательство регулятора: 13 января 2018 года наконец вступила в силу 2-я Директива о платежных услугах (PSD2), хотя было бы преувеличением утверждать, что это событие изменило мир за один день. Первые сообщения о принятии новой Директивы вызвали некоторую озабоченность: банки восприняли ее не только как риск, с точки зрения безопасности, но и как угрозу для своих отношений с клиентами. Однако, когда пыль осела и участники отрасли принялись прорабатывать практические аспекты открытого банкинга, очень быстро стало ясно, что от банков вовсе не требовалось открывать дверь каждому, кто в нее постучит. Напротив, речь шла о контролируемом доступе для тех сторонних участников, которые, либо отвечают соответствующим нормативным требованиям, либо вступают с финансовым учреждением в партнерские отношения. Только с этого момента банки начали осознавать потенциальные выгоды от складывающейся ситуации, понимать, что они выиграют больше, если будут идти в русле новых тенденций, а не противостоять им.

Означает ли это, что привычный нам мир изменился? Пока об этом говорить рано. Заинтересованные участники рынка – банки, финансово-технологические компании, потребительские организации и регулирующие органы – учредили ряд отраслевых форумов, чтобы совместно проработать детали перехода к открытому банкингу. Но, хотя по многим вопросам банки и «финтехи» уже достигли консенсуса, есть еще моменты, в которых они расходятся. Для сторонних провайдеров, пытающихся выйти на рынок с собственными услугами, препятствием может быть отсутствие стандартов, и лишь немногие банки готовы привести свои внутренние технические регламенты в соответствие с правилами Европейской службы банковского надзора (EBA). Для практикующих участников платежной индустрии Директива PSD2 и открытый банкинг представляют собой одну из главных тем последних двух лет, но потребители пока еще очень плохо осведомлены о том, что открытый банкинг скоро станет реальностью. В ряде ведущих СМИ время от времени появляются статьи с пугающими заголовками, в которых красной нитью проходит одна мысль – ваши банковские данные теперь беззащитны. Но это совсем не то, что нужно отрасли. Во главе общей повестки дня банков, финансово-технологических компаний и местных регулирующих органов должно стоять правильное информирование потребителей, причем не только о потенциальных рисках, но и о новых удобных сервисах, которые скоро станут им доступны.

Предприятиям розничной торговли открытый банкинг также обещает ряд очевидных преимуществ, а Директива PSD2 дает возможность полностью реализовать потенциал мгновенных платежей, когда этот механизм станет более доступным. Позволяя соединить программы лояльности с различными способами оплаты в рамках одного предложения, открытый банкинг помогает продавцам значительно повысить свою привлекательность для покупателей. И хотя, скорее всего, первыми в этот сегмент придут крупные ритейлеры, названные преимущества в полной относятся и к мелким торговым точкам, а поставщики услуг будут предлагать обслуживание по принципу “White Label” разным торгово-сервисным предприятиям (ТСП), извлекая выгоду из нарастающей цифровизации программ лояльности, поощрительных схем, мгновенных платежей и открытого банкинга.

В результате произошедших изменений в законодательстве банки претерпели существенную трансформацию своих подходов к созданию банковских продуктов и услуг. Но не только банки учатся у сектора розничной торговли, как следует реагировать на меняющиеся чаяния потребителей. Торговым предприятиям тоже есть, чему поучиться у банковского сообщества. Как потребители отвечают за свои данные при совершении операций в режиме открытого банкинга, так и ритейлеры могли бы подумать о том, чтобы обеспечить аналогичный уровень открытости данных, используемых ими в рамках программ лояльности. Но, пожалуй, самые важные выводы касаются ценности партнерства. Никогда ранее банки не демонстрировали такой готовности сотрудничать с другими участниками рынка ради создания продуктов, способных привлечь максимальное число клиентов. Нам еще предстоит увидеть, какие проекты партнерства и решения окажутся успешными, но уже очевидно, что в подходе, основанном на партнерском сотрудничестве, заложен огромный потенциал и что этот подход, несомненно, приведет к появлению нового поколения решений, в которых весь акцент будет перенесен на клиента.